Описание

Практика йоги

Практика йоги

Йога – глубинная часть ведической культуры. Практики йоги лежат в основе всех течений индуизма – на санскрите «Санатана Дхармы», что переводится как «Вечный закон» – закон об эволюции всех существ.

Философия Адвайты

Философия Адвайты

Адвайта – древнее учение о том, что природа человека божественна изначально. Слово «А-двайта» переводится как «Не два» – душа не отделена от Бога, и Бог является реальностью, пронизывающей все.

Портал «Религия и Закон»: «Путешествие в Дивный край»


Анатолий Пчелинцев

Анатолий Пчелинцев - 
почетный адвокат России, 
доктор юридических наук, профессор Центра изучения религий РГГУ, сопредседатель Славянского правового центра, главный редактор журнала «Религия и право» поделился своим впечатлением от знакомства с «Дивья Локой».

ПУТЕШЕСТВИЕ В ДИВНЫЙ КРАЙ 

(из книги "Суд и вера. Записки адвоката")

Россия издревле славилась своим гостеприимством к пришельцам из других земель. Во все века на ее бескрайних просторах мирно уживались люди разных национальностей и вероисповеданий. Вот и в нынешнее время, на севере Нижегородской области в Ветлужском районе, в забытой деревеньке Чухломка, которая стоит на берегу реки Ветлуга, поселилась община йогов. Некогда полуразрушенную вымершую деревню они превратили в поселение своей мечты и назвали его «Дивный край».

Путешествие к йогам началось с Ярославского вокзала города Москвы. Расположившись в поезде, я в предвкушении чего-то нового и неизведанного, с нетерпением ждал завтрашнего дня. Утром, выйдя на станции Урень, я обнаружил, что местные таксисты, узнав, куда я держу путь (а до поселения было еще не меньше шестидесяти километров), стали наперебой предлагать свои услуги. Все они хорошо знали это место, поскольку оно стало популярным не только у последователей данного религиозного течения, но и у туристов, ученых-религиоведов, да и просто любопытных. Остановив свой выбор на новенькой Ниве, я тронулся в путь. С каждым километром мы отдалялись все дальше и дальше от современной цивилизации. Бескрайние леса, заброшенные деревни с полуразрушенными и покосившимися домами и не одной живой души – от всего этого становилось тоскливо, а в мыслях проносились картины некогда былой кипящей деревенской жизни. Я представлял, как на завалинках сидели древние старики, весело носилась ребятня, в поле работали крестьяне. Да, когда то здесь была жизнь, а теперь мертвая тишина и запустенье.

Мое первое знакомство с йогой состоялось еще в юности. В самом начале семидесятых годов, когда Индия была большим другом Советского Союза, по телевидению показали документальный фильм «Индийские йоги, кто они?». Фильм произвел на меня сильное впечатление. И я с присущей юности страстностью стал разыскивать любую информацию, которая могла удовлетворить мое все возрастающее любопытство. Между тем, в то время на эту тему что-либо найти было практически не возможно. Единственная статья про йогов, которую я путем долгих поисков отыскал в районной библиотеке, содержалась в журнале «Знание – сила». Автором статьи был индолог, который подробно описывал одно из многочисленных направлений йоги - хатха-йогу. Поскольку копировальной техники тогда еще не было, я вручную переписал всю статью, которая публиковалась в нескольких номерах, и срисовал асаны - позы для физических упражнений. После этого я начал с особым упорством делать ежедневные упражнения, тайно мечтая удивить друзей перемещением в другие миры, возлежанием на гвоздях и хождением босиком по горячим углям. Удивительно, но некоторые физические практики соответствовали образам и поведению литературных героев из школьной программы, на которых нас воспитывали школьные учителя. Например, вечный студент Рахметов из романа Н.Г. Чернышевского «Что делать?», в целях формирования характера и силы воли, спал на гвоздях. Подражая герою данного романа, я однажды тоже попытался повторить его опыт. Однако вместо удовлетворения от проявленного мужества, я получил нестерпимую боль и кровоточащие раны в придачу с нахлобучкой от матери за опасные опыты. Таким образом, конечно же, не всё из задуманного мне удалось осуществить по причине неподготовленности и незнания техники выполнения упражнений. Но самые простые асаны на растяжку я практикую и по сей день. При современном малоподвижном образе жизни эти упражнения весьма полезны и позволяют всегда быть в хорошей физической форме. К другим же направлениям йоги, я в силу своего христианского мировоззрения отношусь с некоторой долей подозрения, поскольку в них присутствуют духовные практики. Хотя в моей научной библиотеке имеется уникальная книга «Хатха-йога для христиан», автором которой является католический священник. В книге приводятся различные упражнения и рекомендации по их выполнению. Автор убедительно доказывает, что йогические асаны полезны для всех христиан. Таким образом, появление информации о йогах в Нижегородской области я воспринял с неподдельным интересом и будучи подготовленным.

Цель моей поездки как ученого и главного редактора журнала «Религия и право» заключалась в том, чтобы подробнее узнать, что за новый религиозный феномен объявился в Нижегородской области. Еще больший профессиональный интерес вызывал тот факт, что некоторые журналисты сравнивали данное религиозное новообразование с небезызвестной и запрещенной в России деструктивной сектой Аум Сенрике. Другие же, видели в поселенцах безобидных йогов. Собственно термин «йоги» применительно к нашему случаю определение условное, так как за этим понятием кроется целый комплекс различных индуистских практик.

Об этом и размышлял я, глядя в окно автомобиля. Привыкнув уже к однообразному пейзажу, я вдруг увидел удивительная сказочную картину. В лучах яркого солнца сияли золотые башенки индуистских храмов. На земле раскинулся огромный цветочный ковер из красивых цветов, вместо традиционной для деревни разбитой грунтовой дороги было ровное асфальтовое шоссе, а вместо старых покосившихся изб – аккуратные ухоженные домики. Похожую картину я видел в некоторых православных женских монастырях, где стараниями монахинь и послушниц, цветущий рай создавался уже на земле. А многочисленные туристы и паломники всегда пытаются узнать сорта цветов и запечатлеть на фотоаппараты эту красоту, дабы в последующем нечто подобное воссоздать на своих приусадебных участках.

Состояние немого шока сменилось неожиданным осознанием того, что одной из основных причин негласного запрета нижегородской администрации о продаже земли йогам-переселенцам кроется в том, что они самым «бессовестным» образом нарушили всеми привычный и до боли родной архитектурный и внутренний облик нищей, разоренной и полупьяной русской деревни. Они выбивались из общего ряда «быть как все». Все у них по-иному: не пьют, не курят, не сквернословят, придерживаются здорового образа жизни и питания, много времени проводят в медитации и работе. Все это как-то подозрительно и не по-нашему. Где уж после этого получить разрешение на осваивание новых территорий.

С любопытством оглядываясь по сторонам, с неподдельным интересом, въезжал я на территорию поселения. Посвятив значительную часть своей жизни изучению государственно-конфессиональных отношений и различных религиозных феноменов, я сразу же отметил отсутствие на территории каких-либо заборов, что косвенно свидетельствовало, о том, что насильно здесь никого не удерживают. Двери здесь всегда открыты для въезда и выезда. Между тем, я заметил небольшие таблички с надписью «Частная территория». Как выяснилось позже, они предназначались для представителей правоохранительных органов, «облюбовавших» этот уголок земли. Как ни странно, в отличие от обычных гостей и местных жителей, последние, то ли не знали, то ли забыли о запрете свободного доступа на территорию частной собственности и без достаточных оснований повадились «ходить в гости» без приглашения по любому поводу и без такового.

Поселенцы встретили меня весьма радушно. Поселился я в так называемой келье, которая снаружи представляла времянку-вагончик, внутри же это была современная небольшая «однушка» со всеми удобствами, включая душевую с горячей водой, что диковинно воспринималась в этом далеком от цивилизации крае.

Так началось мое знакомство с этим удивительным местом и не менее удивительными людьми. Дни моего пребывания бежали быстро. Я упорно пытался вникнуть во все малейшие детали религиозной практики и быта поселенцев. С всё большим удивлением я отмечал их трудолюбие и любовь к совершенству и красоте.

Основной состав поселенцев составляли монахи и послушники, люди, посвятившие себя глубокому погружению в ведическую религию и ведущие аскетический образ жизни. Между тем, все они оказались открыты для обычной беседы на разные темы. Мне было интересно узнать, что все они приехали из разных уголков России. Были здесь и несколько последователей из Украины. Это люди разного социального уровня, возраста и пола, большинство с высшим образованием. Среди монахов и послушников оказались и несколько успешных в прошлом предпринимателей.

Та ненавязчивая забота, которой они старались окружить своих гостей, трогала до глубины души. Так прошло три дня. Каких-либо ограничений для меня, как собственно и для других гостей, не было. Я мог присутствовать на всех религиозных мероприятиях, а также участвовать в повседневной жизни общины. Мне представилась возможность познакомиться и побеседовать с основателем и духовным наставником общины монахом Свами Вишнудевананда Гири, который оказался интересным собеседником и незаурядной личностью.

При изучении вероучения поселенцев, оказалось, что для них, как и для всех последователей индуизма, священными текстами являются Веды и Упанишады. Веды - это древнеиндийские священные книги брахманов, которые считаются откровением от Бога. Упанишады - прозаические и философские произведения, являющиеся пояснениями к Ведам. Основой их религиозной практики являлась практика йоги, как и в индуистских школах и направлениях, а именно Лайя-йога, которая считается одной из древнейших школ йоги. Верховным божеством является Даттатрейя.

Как ни странно, но основные проблемы с власть имущими у поселенцев, на мой взгляд, возникли именно из-за этого божества. Долгое время верующие жили без каких-либо проблем. До тех пор, пока не решили установить в своем поселке шестнадцатиметровую статую Даттатрейи, которую изготовили по индивидуальному заказу за рубежом. Да не тут-то было. Последствия не заставили себя долго ждать. Нижегородские чиновники решили, что такому не бывать на русской земле и на голову бедных поселенцев свалились многочисленные проверки, осмотры и даже обыски. То, что данная территория является частной собственностью, проверяющих лиц никак не смущало. Не смущало их и конституционное право верующих свободно выбирать и исповедовать свою религию. Видимо страх, рожденный от религиозного невежества, перекрывал конституционные нормы.

За чиновниками пошли журналисты. Ведь, тема религии всегда была, да пожалуй, и остается самой интригующей и таинственно интересной. Статьи же появлялись самые разные: от восторженных до оскорбительных. Как водится в таких случаях, появились и откровенно провокационные публикации и даже телепередачи. Например, некая стоящая на учете у психиатров молодая женщина, в течение сравнительно короткого времени обошла некоторые православные монастыри. В том числе ее видели и в поселении Дивный край, где она провела около трех часов. Спустя несколько недель одержимая манией преследования и в состоянии психического расстройства она совершила особо тяжкое преступление – убила собственного ребенка. Следствие еще не закончилось, а журналисты поспешили обвинить во всем последователей индуистского вероучения. С таким же успехом под обвинение мог попасть любой православный монастырь. Как следствие, это небольшое поселение верующих, которые свято следуя своему учению, вкушают только растительную пищу и комара-то убить не могут, стали переживать различные препятствия со стороны властей.

Искренне сочувствуя поселенцам, кардинально решить все их проблемы я, конечно же, не мог. Если читатель спросит почему, то отвечу словами известного русского писателя Максима Горького: «Мне кажется, всякому должно быть понятно, что нужно уничтожить безграмотность». В данном случае речь идет о религиоведческой безграмотности, незнанием и непониманием сути вероучения и религиозной практики данной общины. Столкнувшись однажды с разного рода деструктивными и откровенно экстремистскими организациями религиозного типа, власти пытаются ограничить и даже запретить любую религиозную активность нетрадиционных течений, действуя по принципу, как бы чего не вышло. В числе гонимых организаций нередко оказываются и вполне мирные и законопослушные группы верующих. Думаю, что в ближайшее время из уст журналистов и так называемых антикультистов мы еще не раз услышим о данной индуистской общине. В частности, следует ожидать традиционный набор обвинений в различных покушениях на права личности вплоть до убийства (что мы уже и наблюдали), в вымогательстве и отъеме имущества, в так называемом зомбировании и т.п. Этот тернистый путь, например, прошли близкие по вероучению российские кришнаиты. В каких только грехах их не пытались обвинить, однако все эти обвинения на поверку оказались не более чем фантазией воспаленного мозга отдельных наиболее активных антикультистов.

Между тем, покидая этот удивительный и прекрасный уголок нижегородской земли, я искренне надеюсь, что в нашей открытой русской душе, известной другим народам и верованиям еще со времен Руси изначальной, найдется место для этой необычной и самобытной общины.

Источник статьи

Сотрудничество

Встреча с Майклом Моргулисом во Флориде

общественный деятель, президент Фонда «Духовная дипломатия» при ООН Майкл Моргулис:
"Мы зависим на 100% от Бога"

Ведическая культура

Ведическая культура

Ведическая культура основана на законах эволюции во Вселенной, описанных в священных писаниях индуизма «Веды». Они направляют жизнь человека, ведя к гармонии, счастью, творческому расцвету.

События